Марта Перевозова, «Куклы Гоголя в Политехническом музее», КУЛЬТУРА №42

Основа экспозиции "Читаем Гоголя. А подать сюда Ляпкина-Тяпкина!" - фарфоровые куклы, созданные в мастерской "Галереи Анастасии Чижовой". Выставка была задумана и частично выполнена главным художником галереи Олиной Вентцель. Для кукольных костюмов были использованы антикварные ткани и кружева, ручное шитье и вышивка. На выставке еще есть раритетные куклы из музея при ГАЦТК имени С.В.Образцова и мягкие скульптуры известного кукольного мастера середины XX века Екатерины Беклешовой.

Персонажи Гоголя - самые, пожалуй, подходящие объекты для кукольной выставки. Обладая фантастической способностью замечать малейшие детали, описывая "все тряпье до мельчайшей булавки" он смеялся над человеком, которого не видно из-за "вещи". Все это изобразили художники: полуметровый кукольный Чичиков "во фраке наваринского пламени с дымом, в бархатном жилете" глядит из-под серебристого цилиндра; а вот Хлестаков, весь состоящий из галстучков, пуговок, цепочек и другою хлама, которым набиты магазины Невского проспекта. Рядом с ними шинель - большая, красивая, едва заметен в море материи Акакий Акакиевич.

Гоголевские чиновники, дамы просто приятные и приятные во всех отношениях сидят на крышах зданий, на лавочках, сооруженных художником Владимиром Лыковым и его помощниками, выглядывают из-за забора. Декорации Лыкова воспроизводят атмосферу жизни литературных героев. Домики специально подкошены и наклонены, как пьяные, заваливаются искаженные постройки на Невском.

По выставочному залу расставлены верстовые столбы с указателями "до усадьбы Манилова", "до хутора близ Диканьки". Красноносые запорожцы и миргородские персонажи, черти и всякая нечисть расположились среди усадебок и возле хат с нахлобученными соломенными крышами. Мастера, создававшие героев Гоголя для сцены в середине XX века, подчеркивали экспрессию и гротеск в их облике, опирались на традиции народного театра. Художники изобразили всех персонажей в полном соответствии с описаниями Гоголя, собиравшего сведения об обычаях и быте своих земляков "с подробнейшей подробностью". Рассказывать о старине он просил мать, о чем свидетельствуют его письма из Петербурга.

В центре экспозиции, окруженный своими творениями, за столом сидит Гоголь - кукла писателя в человеческий рост. Укрыли пледом, в руках - перо, под ногами - обгоревшие листы второго тома "Мертвых душ". Мечтательный взгляд писателя устремлен вдаль. Гоголь признавался, что у него внутри "все расстроено". Созданные им образы превратились в страшные образины и призраки и не давали ему покоя. Оказалось, для того чтобы не быть "существователем", куклой, мало таланта, наблюдательности и острого ума. Действительность, а тем более прекрасное в ней, - писал Гоголь в первой редакции "Портрета", - нельзя постигнуть, "вооружаясь анатомическим ножом".